Часы Crimson Rivers в хорошем качестве

Часы Crimson Rivers в хорошем качестве

Прошло 15 лет, а его до сих пор помнят. Причем помнят не только среди закоренелых синефилов, но и среди широкого круга неискушенных зрителей. Альпийские высоты и мрачный университет в предгорьях, нацистская евгеника и монастырский мистицизм, лихие, но вечно опаздывающие полицейские и распятый офтальмолог, который сам ранее стал пациентом глазной хирургии.

Очевидно, вся эта пикантность понравилась многим. И кто-то даже объявил эту "солянку" французским национальным блюдом. Чтобы не быть голословными, нужно разобраться, так ли страшен черт, как его рисуют. Для начала давайте определим самое главное: жанр. В самых первых кадрах Кассовиц точен: река - один из лучших образов для детективного жанра. Туннель сменяется серпантином дороги, серпантин - рекой, река - горным водопадом. Герой детектива - это штурман, который поднимается вверх по извилистому и опасному водному потоку.

Если Пьер Ниман Жан Рено начинает свой путь с широкого устья - эффектного ритуального убийства, то Макс Керкериан Венсан Кассель начинает с притока - кладбищенского вандализма. В любом случае, в какой-то момент их пути пересекутся и дальше они пойдут вместе - "от невежества к знанию, от тьмы к свету"... И здесь мы вполне можем закончить индийскую мантру: "Мир телу, разуму и духу", потому что источник ужаса в этом фильме - старый престижный университет, уединенный у самых высоких гор Франции.

В этом случае он не единственный, он единственный.

С этого момента Матье Кассовиц начинает с помощью нескольких простых сравнений энергично выстраивать среду, в которой окажутся герои. Университет является историческим продолжением монастыря - как сохранение и приумножение знаний. От монастыря университет в Герно тоже "унаследовал" полную автономию и особенности уклада жизни - рассадку студентов, келейные комнаты. Но в отличие от монастыря, вера в Бога сменилась фанатизмом в стремлении "сделать Билл Гейтс", что в сочетании с географической изоляцией ведет к вырождению.

Поскольку знание генетики и, возможно, юриспруденции в одном из лучших высших учебных заведений Франции подавляется глубоким элитизмом, подобная проблема может быть решена только безжалостным способом в духе Германии 1930-х годов: а именно, заменой больных детей, родившихся у сотрудников университета, на здоровых младенцев из близлежащей деревни.

Окружая таким образом здание университета статуями и барельефами в стиле скульпторов Третьего рейха, Кассовиц отступает назад и приглашает героев фильма войти. Проблема начинается с того, что режиссер не собирается выдерживать фильм в жанре детектива - детектив здесь лишь в качестве прелюдии. Основная часть снята в жанре триллера. Персонаж детектива - герой, который самостоятельно приходит к истине.

Персонаж детектива - герой, который самостоятельно приходит к истине.

Персонажу триллера также изначально не хватает полноты информации, но он также является ведомым. Или, если использовать метафору реки, триллер - это путешествие по реке. И чем сильнее течение и чем круче пороги в этом сплаве, тем лучше. Смесь детектива и триллера вполне возможна, только такой фильм лучше снимать в Германии или США, или в любой другой стране, где силен протестантизм и его фатализм.

Главная особенность этого фильма в том, что это фильм о реке.

Самую важную протестантскую мораль прямо озвучивает злой близнец главного героя: "Невинных нет! И это немного не соответствует классическому детективу, выросшему на основах либерализма, свободы выбора и разума как движущей силы. Против этого играет и образность фильма - ослепление жертв, ведь зрение по сути своей "греховно", а в сочетании с темой инцеста это еще и наказание судьбой Эдипа; специализация главного героя на изучении ледников и мотив горных вершин вообще отсылает нас к фильмам Арнольда Функа с Лени Рифеншталь; допельгангер, злой близнец - к Гофману или Стивенсону.

Все это вырастает из протестантской культуры. Кассовицу необходимо определить своих главных героев, и это ему не удается. Он не делает Пьера Нимана, в его абстрактном внешнем мире, гением дедукции, как Шерлок Холмс, Элкур Пуаро или Уильям Баскервильский из "Имени розы", хотя это самый простой путь, потому что ритуальное убийство - это послание, которое кто-то должен расшифровать.

Он не делает персонажей заложниками рефлексии или разочарования, как это сделал бы Финчер в фильме "Семь", где герой Моргана Фримена тоже дрейфует, наблюдая из окна такси за миром, разрушающимся в конце второго тысячелетия. Наконец, он не делает персонажей полицейскими с большим жизненным опытом за плечами, иначе их реалистичные образы превратили бы пафос и мрачность - в пух.

Честно говоря, зритель ничего не видит на экране. Пьер Ниманн представлен нам как один из самых "крутых" комиссаров полиции Франции, и его "крутизна" по сравнению с Максом Керкерианом, похоже, заключается в том, что зеленый новичок, не имея ордера на обыск, грубо возится со своей отмычкой, а Ниманн предпочитает элегантно ломать двери ногой. Самая сложная умственная проблема, которую решает герой Рено, - это осознание того, что, поскольку все три жертвы работали в университете, нити ведут именно туда.

Попытка сделать героя более "живым", добавив панический страх перед собаками, никак не влияет на сюжет. И хотя его напарник воспринимается как более "живой", возможно, потому что Кассель более кинематографичен, чем Рено, на самом деле разницы между ними не видно. Кассель с необъяснимым остервенением бросается на поиски вандалов, осквернивших склеп свастикой, и он не без ума от закона - например, до этого он с чистой совестью выкурил "косячок" в полицейской машине.

Если Ниман рукоприкладствует на публике прямо посреди библиотеки, то Макс с удовольствием затевает драку с двумя скинхедами, а потом разбивает витрину магазина и угоняет машину. А все потому, что Макс просто "не любит фашизм", а Ниман не любит евгенику. И именно интуиция приводит их к решению проблемы.

В последние десять минут фильма герои открывают страшную правду - на самом деле за всем стояла сестра-близнец главного героя, а главный герой, он же главный подозреваемый, просто попал под ее влияние. Концовка фильма откровенно аляповата. Кассовиц подходит к нему в рамках французской католической традиции, согласно которой всегда есть виновный; будь то Папа, император или якобинец, у них всегда есть мотивы, а у общества всегда есть способ их наказать - лишить сана, сослать на остров или гильотинировать.

Злодей в фильме - это злодей.

Злодей ближе к концу объясняет детективам, а заодно и зрителям, почему он стал плохим. И вся красота первой половины фильма рушится на глазах. Удивительно, что Матье Кассовиц, снявший за пять лет до "Багровых рек" чувствительный и особенно актуальный фильм "Ненависть", не указал на то, что двойник - зло по своей природе, а не потому, что в детстве он подвергался насилию.

Вот то, чем он не является.

В этом его величие и сила. Она не в нем, а в нем самом. Смерть двойника приведет к смерти героя, потому что их судьбы неразделимы. Это было показано еще в фильме "Пражский студент" года. Поэтому "воскрешение" главного героя здесь выглядит как уступка в пользу коммерции. В итоге хорошие мальчики побеждают плохих девочек, Пьер Ниманн становится немного теплее к собакам, а зритель узнает, что фашизм - это плохо, что евгеника - это тоже плохо, потому что ее делали фашисты, и тому подобные банальности.

А Багровая река на самом деле окажется болотом... Где-то далеко... Не здесь.


Навигация

thoughts on “Часы Crimson Rivers в хорошем качестве ”

  1. Я конечно, прошу прощения, но это мне не совсем подходит. Кто еще, что может подсказать?

  2. Подтверждаю. Всё выше сказанное правда. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *